Untitled Document

Проблема ухудшения в Украине соблюдения прав человека в сфере
трудовых отношений на примере
частных угольных предприятий Луганской области

Правозащитники на примере долговременного мониторинга соблюдения трудовых прав работников угольных предприятий, форма собственности которых на протяжении последних 10-12 лет была изменена, констатируют следующие тревожные тенденции в сфере реализации трудовых прав:

1. Рост нарушений прав трудящихся на надлежащие, безопасные и здоровые условия труда; прав на заработную плату не ниже той, которая определена законом; прав на свободный труд с исключением принудительного труда (ст. 43 Конституции Украины). Также нарушения прав на защиту своих трудовых и социально-экономических прав и интересов; прав на создание и деятельность профсоюзов (ст. 36 Конституции Украины).
2. Практику исключения ответственности за нарушения указанных прав со стороны   производственной   администрации   при   полном   бездействии   со   стороны государственных контрольных, правоохранительных органов.
3. Практику  последующего   ухудшения   действующего   законодательства  в текущем порядке путем закрепления механизмов нарушения прав на приватизированных предприятиях через внесение изменений и дополнений в действующие законы и иные нормативно-правовые акты. При этом негативный опыт бесконтрольного и грубого нарушения трудовых прав на частных предприятиях становится общей нормой для предприятий всех форм собственности.
Происходящее в результате сужение содержания и объема существующих прав и свобод противоречит ст.22 Конституции Украины. Также это отдаляет наше общество от норм и стандартов, которые утверждены международными документами и которые вывели бы нас на действительно европейский уровень цивилизованности.
Тенденции эти легко проследить на примере предприятий угольной промышленности, где все нарушения должны фиксироваться, изучаться, предупреждаться, поскольку работа людей протекает в опасных, тяжелых и вредных условиях. Для примера возьмем нынешнее ОАО «Краснодонуголь», 99,7% акций которого за время приватизации в 2004-2005 г.г. сосредоточилось в руках одного собственника. Также не упустим частные шахты «копанки», которых, по некоторым подсчетам, в Луганской области около одной тысячи.

1. Рост нарушений трудовых прав и постепенное закрепление механизмов нарушений в законодательстве.

  • Соблюдение   трудовых,   социально-экономических   прав   работников постоянно ухудшается.

 

Особенно это стало заметным в последние годы, когда в результате процессов монополизации этого сектора промышленности усилилась эксплуатация трудящихся.
Одним из главных последствий эксплуатации явились неестественно высокая аварийность и высокий производственный травматизм именно на тех предприятиях, которые пребывают в частной собственности. Это нарушает право человека на жизнь, на здоровье, на безопасные условия труда.
В частности, на протяжении 2006-2008 годов в данном ОАО произошло множество аварий.
-                  Три групповых несчастных случая на трех шахтах, в том числе два взрыва. Погибли 18 человек: 8 чел. - ш. «Суходольская-Восточная», 4 чел. - ш. им. 50-летия СССР, 6 чел. - ш. «Дуванная». (Это не считая иных одиночных смертельных случаев).
Тех, кто отравился продуктами взрыва, но остался в живых, для улучшения статистики к учету не брали, а некоторых провели по статистике как самозаболевание. Во всех случаях сделали виновными самих рабочих или горных мастеров. Эта тенденция - все объяснять или виной самих работников, или «неизвестными науке» явлениями к сожалению, закрепляется в частном секторе. Ложь проникает в государственные структуры, звучит в СМИ, ее активно поддерживают инспекторы «Госнадзорохрантруда», правоохранительные и государственные органы. Мы считаем, что истинные причины подобных аварий, как правило, скрываются собственниками совместно с государственными органами контроля.
Пример:
После взрыва на ш. «Дуванная» ее сразу же посетил начальник горнотехнической инспекции г. Краснодона в одиночку. После начальника инспекции - в шахте поработала экспертная комиссия. Но Комиссия по расследованию причин аварии, которая должна была пойти первая на место аварии, появилась там только через сутки. Вместе с тем, согласно порядку расследования несчастных случаев и аварий, место аварии должно быть сохранено в неприкосновенности до прибытия именно этой Комиссии. В такой способ могут создаться условия для сокрытия истинных причин аварии.
-           За этот же период на трех шахтах произошли затяжные пожары (ш. «Дуванная», ш. «Самсоновская-Западная», ш. «Суходольская-Восточная»), которые ликвидировались больше месяца каждый. На четвертой шахте (ш. им. Н.П. Баракова) - произошла крупная техногенная авария с угрозами жизни и здоровью людей. Расследования проводились примерно так же, как описано выше, а потому выводы о причинах столь же ненадежны.
-           Стало   повседневной   практикой,   что   травмы,   которые   были   получены   на
производстве, оформляются как бытовые. Рабочие вынуждены их сами скрывать ввиду того, что все без исключения травмированные подвергаются наказаниям. Поэтому травматизм массово скрывается, нет его достоверной статистики.
•          На частных предприятиях - так называемых «копанках» - о Законах Украины, о правах человека, о порядке расследования несчастных случаев вообще не знают.
Примером тому служат случаи, когда при авариях шахтеров не спасают, а засыпают в шахтах.
Пример: Гласности был предан случай в ноябре 2008 г., когда вместо ликвидации последствий аварии и спасения 5 шахтеров, в нарушение всех законов, правил и представлений о человечности, возможно, еще живых людей просто засыпали в шахте (шахта «Западная» в г. Красный Луч). Причем, рабочих засыпали по решению комиссии, состоящей из представителей органов местного самоуправления и органов государственной власти. И это не единичный случай исчезновения людей, работающих в «копанках».
•          В нарушение всех требований, производством управляют люди, далекие от
горного дела.

Решения принимаются не горными инженерами, а экономистами и менеджерами. Происходит постоянное сокращение штатов работников, занятых на основном производстве. Так в ОАО «Краснодонуголь», с момента продажи в 2004 г.численность трудового коллектива за период до 2009 г. уменьшилась на 6 тысяч и составляет сейчас 18 тысяч человек. К концу 2009 года должно остаться менее 17 тысяч. Но при этом без всякой модернизации производства нагрузки на лавы и на одного работника постоянно увеличиваются. Новых технологий за это время нигде в мире не появилось, а увеличение добычи происходит за счет ужесточения эксплуатации рабочих. Эти факты красноречиво показывают, что частный капитал не стремится реально обновить производство, но стремится максимально увеличить нормы труда для оставшихся рабочих, не заботясь ни об их жизни, ни об их здоровье, ни о здоровых и безопасных условиях труда.
•          Нарушаются права человека на справедливую оплату труда.
При увеличении нагрузок на каждого рабочего фонд оплаты труда не увеличивается, Уже длительный период времени оплата труда шахтера не обеспечивает достойного уровня жизни его самого и его семьи, а также нормальное воспроизводство и производство рабочей силы.
Прежде всего, на шахтах не признаются отраслевые нормы труда. Собственники позволяют себе не повышать заработную плату на предприятиях при ее повышении на государственном уровне.
Пример. В настоящее время тарифные ставки исчисляются из расчета минимальной зарплаты 545 гривен. Согласно Закону о минимальной зарплате по Украине должны исчисляться из 625 гривен. А согласно закону Украины «О повышении престижности шахтерского труда» должны исчисляться из 812 гривен. Получается, что рабочий шахты должен получать как минимум 3000 грн. Но получает 2000, так как и при этой зарплате теряет не менее 1000 гривен ежемесячно. Нормально существовать на такую зарплату семья шахтера сегодня не может, а при переходе на пенсию пенсия шахтера не будет превышать минимальной.
Зарплата экономится за счет шахтеров, но ОАО щедро оплачивает услуги посторонних организаций, даже работу уборщиц планируется оплачивать через постороннюю организацию. Работать останутся те же самые люди, но оплата будет производиться через третьих лиц со всеми вытекающими «наворотами» на услуги.
•          На  приватизированных предприятиях для  собственников  создаются возможности не отчислять взносы в Пенсионный фонд Украины, что приводит к новым нарушениям прав и социальных гарантий трудящихся.
Рабочие из-за этого лишаются стажа, дающего право на пенсии, в том числе пенсии за работу во вредных условиях.
Пример: Рабочим шахты «Краснопольевская» в г. Брянка с апреля 2002г. по февраль 2007 г. не учтен подземный стаж работы, так как эта шахта была в частной собственности и хозяин не платил взносов в Пенсионный фонд. С февраля 2007г. шахта возвращена государству, и стаж стал исчисляться лишь с 2007г.

 

•          Право на льготный стаж и соответствующий размер пенсии при работе во вредных,   опасных,   тяжелых   условиях   труда   нарушается   также   вследствие непроведения собственником аттестации рабочих мест.
Если аттестация не проводится, то рабочий теряет стаж, даже если он работал во вредных и опасных условиях.
Пример: На частном предприятии ООО «Угле - Дар» и ООО «Угле - Трейд ЛТД», в г. Краснодоне аттестация рабочих мест с самого начала их существования не производилась. В результате тем, кто работал во вредных условиях, на протяжении нескольких лет не насчитан льготный стаж, а собственник сэкономил средства, не перечисляя их в общеобязательный фонд социального страхования. Контролирующие органы и местные власти по непонятным причинам этого постарались не увидеть.
•          Резко нарастает явление использования принудительного труда.
Статья 43 Конституции Украины запрещает принудительный труд. Но олигархическое лобби в Верховной Раде Украины добилось того, что статьи 32, 33, 34 КЗоТа Украины разрешили собственникам под разными предлогами применять принудительный труд. Это достигается путем беспрерывных, не согласованных с работниками и профсоюзами, переводов на другое рабочее место, по другой профессии, на другой участок, что на опасных производствах запрещено. Соответствующие государственные органы на эти нарушения не реагируют.
Пример: В ответе инспектора труда Луганской области на обращение Независимого профсоюза горняков шахты им. Н. П. Баракова 12.06.2008г сказано, что переводы на работу, не обусловленную трудовым договором, соответствуют статье 43 Конституции Украины и Конвенции МОТ. Инспектор читает Конституцию Украины по-своему, как угодно собственнику, и утверждает, что 43 ст. Конституции Украины не запрещает, а разрешает принудительный труд. При этом он не учитывает, что люди были переведены три раза подряд по месяцу без перерыва, а статья 33 КЗОТ, на которую идет ссылка, предусматривает перевод только до 1 месяца.
•          Суды способствуют нарушениям трудовых прав на частных предприятиях.
Пример: Рабочий Аржановский А.М.(ОАО «Краснодонуголь») выполнял с марта по май 2008 г. работу «горнорабочий подземный», которой никогда не обучался. Суд, невзирая на закон, решил, что директоры частных предприятий имеют право заставлять рабочих выполнять любую работу, даже если этой профессии он не обучен. В условиях шахты это равноценно тому, что главный врач заставил бы санитара делать сложную операцию.
Таких принудительно используемых на не своих профессиях людей десятки только по одной шахте им. Н.П. Баракова, не считая всего ОАО. И от их действий порой зависят жизнь и здоровье не только их самих, но и окружающих.
•          Одним из вариантов принудительного труда становится нарушение продолжительности рабочего дня в подземных условиях.
В Украине перестали признавать (отказались от прежней ратификации) Конвенцию МОТ № 31 от 18.06.1931 «Об ограничении рабочего дня в угольных шахтах», статья 3 которой гласит, что: «Длительность рабочего времени в каменноугольных шахтах означает время, проведенное в шахте, определяется таким образом:
1. Время, проведенное в шахте, означает период с момента, когда работник входит в клеть для спуска в шахту, и оканчивается моментам выхода его из клети после подъема.
Это время не может превышать семи часов.»
В украинских шахтах при шестичасовом рабочем дне рабочим временем считается время работы на рабочем месте. Реально в шахте рабочий проводит по 8-9 часов, а вместе с получением производственного задания от 9 до 12 часов. Для оправдания таких нарушений, в нарушение всех законодательных норм в Отраслевое соглашение введен пункт о неоплачиваемом лимите времени вынужденного пребывая рабочих на шахте 1,5 часа. В итоге шахтер получает 75 % от гарантированной государством минимальной зарплаты для шахтеров. И даже эти уже ухудшенные правила не выполняются:

2. Ухудшение законодательства.

Выше мы приводили примеры того, как не остановленные вовремя нарушения прав человека закрепляются в практике, легализуются в текущем порядке в нормативно-правовых актах и становятся нормой для всех предприятий.
Ниже покажем, как узкоэгоистические цели угольных олигархов подкрепляются решениями, разработанным угольным лобби в органах власти, хотя эти решения противоречат стратегическим интересам страны.
Недавно стало известно, что Кабинет Министров Украины планирует продать в частные руки еще около ста шахт.
Это делается с той целью, чтобы полностью снять с государства ответственность за выполнение законодательства Украины в угольной промышленности. Утверждения о том, что государство хочет демонополизировать угольную отрасль и что это «оздоровит» эту отрасль - это обман.
          Приватизация привела к монополизации.
Приватизация сначала предусматривала демонополизацию в сфере производства и раздробление собственности (собственник должен быть коллективным).
Но на государственном уровне принимаются решения, согласно которым контрольный пакет акций акционерных обществ в угольной промышленности, в размере 60% мог продаваться только в одни руки. И остаток акций 39% опять продали в те же руки общим пакетом. Монополия сохранена полностью, только от государства передана в частные руки.
У всех иных собственников на руках всего менее одного процента акций от общего их числа. Рабочие не могут пользоваться акциями по своему усмотрению. Нигде во всей Украине нельзя узнать курса акций, угольных предприятий - открытых акционерных обществ, и условий купли продажи акций акционерами, если они пожелают их продать.
Ввиду того, что все акции акционерного общества находятся практически в одних руках, то и управление в них производится практически единолично. Один и тот же собственник является высшим органом, единолично принимает все решения деятельности ОАО, «избирает» наблюдательный совет, правление. Непрозрачность и бесконтрольность на этих предприятиях порождают громадную волну массовых нарушений трудовых, социально-экономических прав, что невозможно оставить без внимания.

3. Самоустранение государства

Бездействие главного контролера государства свидетельствует о его полном самоустранении от решения этих проблем. Президенту с его Администрацией, Кабинету Министров Украины, правоохранительным и контролирующим государственным органам удобно, видимо считать, что частные предприятия выведены из зоны влияния государства и законодательства Украины.
Примеры (приводим официальные ответы на запросы Независимого профсоюза горняков шахты им. Н.П.Баракова):

  1. 22.02.2008г. №22-29/08-1313 Антимонопольный Комитет сообщил, что контролирует только защиту экономической конкуренции, а значит, только занимается только интересами собственника.
  2. 12.06.2007г. №10-31-9083 и 14.02.2008г. №10-31-2057 Фонд госимущества сообщает о том, что не имеет права принимать какие бы то ни было решения по ОАО «Краснодонуголь», хотя должен контролировать соблюдение законодательства и договоров купли-продажи на приватизированных предприятиях.
  3. 06.05.2009г. №100(04-01)14-09 Министерство угольной промышленности сообщает, что ввиду того, что ОАО «Краснодонуголь» не входит в сферу управления Министерства, не предоставляет статистических данных, то Министерство не влияет на уровень тарифных ставок и окладов.
  4. 08.06.2007г., на совместной коллегии глава Луганской облгосадминистрации и Министр угольной промышленности Украины заявили, что ОАО «Краснодонуголь» находится вне зоны контроля государственных органов, потому что это частное предприятие.

Такая позиция, заявленная официально государственными органами, приводит нас к следующему выводу.
Шахты передаются в частные руки для того, чтобы в угольной промышленности прекратить государственный контроль над соблюдением Законодательства Украины и полностью либерализировать трудовые отношения, что в последующем приблизит наше общество к рабовладельческому.

ПРЕДЛОЖЕНИЯ.

Нужно:
-           вернуться к тому КЗоТ, который был принят 10.12.1972 г.,
-           отменить все изменения, которые прошли с 01 января 1991 года,
-           отменить те законы, в связи с принятием которых в последующем вносились изменения в КЗоТ.
Тогда основы для нарушений прав человека на приватизированных предприятиях не будет.

Калитвенцев Д.Д.

Untitled Document
Комментариев: 0


Добавление комментария

Имя:*обязательно
Город:
E-Mail:
Web-сайт:
Комментарий:*обязательно

Введите, пожалуйста, проверочный код (три символа латиницей)
1




Untitled Document
Независимый профсоюз горняков шахты имени Николая Петровича Баракова города Краснодона и Краснодонского района
| ADM | HOME | POST |
2008-2011 г.